ЛАБОРАТОРИЯ ПАМЯТИ
сайт о нарушениях функций мозга


Цели и задачи   Контакты

Первый московский государственный университет имени И.М. Сеченова
Клиника нервных болезней имени А.Я. Кожевникова


Для пациентов

Главная - Специалистам - Принципы лечения деменции - Лечение Болезни Альцгеймера

Лечение Болезни Альцгеймера

Исходя из патогенеза БА, терапия данного заболевания может осуществляться в нескольких направлениях. Так, возможно применение препаратов, блокирующих образование и отложение амилоидного белка. Учитывая нейротоксическое действие амилоида, аполипопротеина Е4, и развитие окислительного стресса в патогенезе БА целесообразно применение препаратов, оказывающих нейропротективный эффект. Предполагаемый иммунный ответ с развитием микроглиальной реакции и вовлечением белка комплемента в патологический процесс диктует необходимость назначения иммуномодуляторов. И, наконец, дефицит ацетилхолина, лежащий в основе когнитивных нарушений при БА является основанием для назначения холинергических препаратов.

Препараты, влияющие на амилоидогенез
Уменьшить патологическое влияние амилоида можно в результате применения препаратов, влияющих как на образование данного белка, либо уменьшающих его отложение в веществе головного мозга. На настоящий момент предпринимаются попытки разработать лекарственные средства, блокирующие секретазы – ферменты, участвующие в амилоидогенезе. Оценка эффективности этих препаратов находится в стадии экспериментального изучения, однако, следует отметить, что в эксперименте они показали хороший эффект в отношении торможения выработки патологического амилоидного белка [17].

Обсуждается применение липостатинов для лечения БА [44]. Известно, что холестерин включается в метаболизм амилоида и формирование амилоидных бляшек. Таким образом, снижение уровня холестерина может быть полезным для угнетения амилоидогенеза на этапе его отложения в веществе головного мозга. Данные препараты пока не получили широкого распространения для лечения БА.

Иммуномодулирующие препараты
Учитывая возможное формирование патологического имунного ответа при БА, в настоящее время проводятся многочисленные клинические испытания препаратов, обладающих иммуномодуляторным эффектом. Так, предпринимается попытка использования стероидных и нестероидных противовоспалительных средств (индометацин, преднизолон, диклофенак) для лечения БА. К сожалению, ни одно из этих лекарственных средств не показало убедительной эффективности в терапии БА [44]. Однако, на настоящий момент разработано новое поколение иммуномодулирующих средств – ингибиторы циклооксигеназы (рофекоксиб, напроксен). Включающиеся непосредственно в патогенез БА, эти препараты при проведении клинических испытаний показали свою эффективность. Так, применение указанных лекарственных средств в течение длительного времени (1 год) достоверно замедлило прогрессирование заболевания [17]. Следует отметить, что, влияя на прогрессирование заболевания, эти препараты не оказывают терапевтического действия на выраженность клинических проявлений БА.

Препараты, оказывающие нейропротективный эффект
В настоящее время предпринимаются попытки использовать в лечении БА препараты самых разнообразных фармакотерапевтических групп, предположительно обладающие нейропротективным эффектом. Так, обсуждается нейропротективный эффект эстрогенов. Результаты клинических испытаний показали, что лечение эстрогенами может быть эффективно на ранних стадиях БА в силу замедления прогрессирования заболевания [17]. Предпринимаются также попытки лечения препаратами тестостерона. Проведенные клинические испытания оценки эффективности витамина Е, селегилина и препаратов гинкго билоба показали, что эти препараты также могут оказывать некоторый эффект на прогрессирование БА [44]. Однако, этот эффект выражен в недостаточной степени, и приходится говорить не о терапии когнитивных нарушений, а лишь о некотором замедлении прогрессирования заболевания. Имеются данные о применении церебролизина в высоких дозах (20-30 мл внутривенно капельно 20-40 введений), согласно которым указанная терапия может уменьшать выраженность когнитивных нарушений при БА. Предполагается, что церебролизин оказывает также нейропротективный эффект и способствует уменьшению амилоидогенеза [4].

Особое внимание следует уделить новому классу лекарственных препаратов – антагонистам NMDA-рецепторов. Представителем этой фармакотерапевтической группы явыляется мемантин. Мемантин обладает умеренной способностью связываться с NMDA-рецепторами. Терапевтическая эффективность мемантина зависит от дозы и длительности использования. Так, экспериментальные данные по длительному использованию мемантина показали, что в результате терапии этим препаратом отмечается увеличение двигательной активности и уменьшение выраженности когнитивных нарушений [15, 19]. Возможно, что терапевтический эффект мемантина связан не только с его действием на NMDA-рецепторы, но также и влиянием на высвобождение дофамина в префронтальных отделах коры. Предполагается также и опосредованное действие данного лекарственного препарата в результате взаимодействия глутаматергической медиаторной системы и других медиаторных систем головного мозга.

При однократном введении мемантина пик его концентрации в головном мозге достигается через 1 час. Период полувыведения мемантина достаточно длителен и составляет около 100 часов. Столь долгий период полувыведения позволяет предположить, что данный лекарственный препарат обладает эффектом накопления при хроническом приеме. Однако при приеме препарата более 2 недель его концентрация в крови существенно снижается, возможно, в результате активизации катаболизма препарата печенью. Следует отметить, что некоторые исследователи предполагают, что снижение эффективности препарата при его длительном применении может быть объяснено уменьшением его селективности и развитием действия на многие ионные каналы [11]. Так, при однократном введении мемантина концентрация дофамина остается неизменной, но при длительном применении концентрация дофамина в передних отделах головного мозга возрастает в 10 и более раз. Чем длительнее применяется мемантин, тем больше нарастает концентрация дофамина. Анализ концентрации метаболитов дофамина показал, что результатом применения мемантина является увеличение не только высвобождения, но и синтеза дофамина.

Учитывая широкий терапевтический спектр действия мемантина, представляет интерес его опосредованное действие, то есть взаимодействие глутаматергической системы с другими медиаторными системами, и влияние мемантина на метаболизм ацетилхолина, норадреналина и т.д. Учитывая, что нарушения памяти при деменции альцгеймеровского типа могут, в частности быть опосредованы снижением холинергических влияний на кору головного мозга в результате деафферентации на фоне гибели клеток базального ядра Мейнерта, этот аспект действия мемантина в терапии БА представляется наиболее интересным. Из литературных данных известно, что хроническое введение мемантина оказывает влияние на увеличение концентрации не только дофамина, но и ацетилхолина, а также способствует увеличению количества мускариновых церебральных рецепторов. Следует отметить, что эти данные подтверждаются не всеми исследователями. Так, Hesselink и соавт. [18] основываясь на серии экспериментов, предполагают, что действие мемантина на когнитивные функции обусловлено только влиянием на дофаминергические системы. При этом уровень ацетилхолина, равно как на плотность и степень связывания мускариновых рецепторов в веществе головного мозга существенно не изменяются. Авторы предполагают, что холинергический эффект мемантина, полученный в других экспериментах, достигается при введении доз мемантина, превосходящих терапевтические. Тем не менее, назначение мемантина при БА приводит к уменьшению выраженности когнитивных нарушений, при этом достоверно улучшаются не только такие традиционно «дофаминергические» функции, как внимание, беглость речи, способность к абстрагированию, прогнозированию и обобщению, но уменьшается также и выраженность мнестических и речевых нарушений. Таким образом, можно предположить, что наряду с общей когнитивной активацией на фоне приема мемантина, этот препарат оказывает сложное опосредованное медиаторное действие как на нейроны коры лобных долей, так и на энторинальную кору и ее связи с теменно-височными отделами головного мозга.

Второй аспект терапевтической активности мемантина – нейропротективное действие. Этот эффект является непосредственным результатом блокады NMDA-рецепторов, закрытия ионотрофных каналов и, соответственно, стабилизации клеточной мембраны, что защищает клетки от гибели. Нейропротективное действие мемантина было доказано на модели церебральной ишемии в эксперименте [13]. Превентивное введение мемантина уменьшало зону ишемической полутени, выраженность церебрального отека, а также уменьшало площадь самого очага ишемии. Сходный результат был получен на других моделях поражения головного мозга. Предполагается, что мемантин может оказывать стимулирующий эффект на синтез ряда нейротрофических факторов, в частности мозгоспецифического нейротрофического фактора (brain-derived neurotrophic factor), что также приводит к стабилизации нейрональной мембраны и защите клетки от гибели [30].

Предполагается, что мемантин оказывает антидепрессивное действие. Эта гипотеза основывается на том, что ряд антидепрессантов в эксперименте оказывает угнетающее действие на NMDA-рецепторы, что проявляется блокадой или снижением их функции. Кроме того, большая часть антагонистов NMDA-рецепторов оказывает легкий антидепрессивный эффект. Антидепрессивное действие мемантина на настоящий момент клинически не доказано и предполагается только на основании экспериментальных данных [11].

Таким образом, терапевтический эффект мемантина довольно широк и включает в себя нейропротективное действие, уменьшение выраженности когнитивных и двигательных нарушений и возможное уменьшение выраженности эмоционально-аффективных расстройств. В силу этого предполагается, что мемантин может применяться не только при БА, но также и при других нейродегенерациях, дисциркуляторной энцефалопатии разной степени выраженности, острых нарушениях мозгового кровообращения и их последствиях, эпилепсии и т.д. [35].

Наиболее частый побочный эффект мемантина – психомоторное возбуждение. Следует отметить, что при применении терапевтических доз препарата этот эффект возникает очень редко, что выгодно отличает мемантин от других блокаторов NMDA-рецепторов. Из других побочных действий на фоне приеме мемантина следует отметить гастроинтестинальные нарушения, которые, как правило, также выражены мягко и не требуют коррекции дозы или отмены препарата. В целом препарат переносится удовлетворительно и может назначаться пациентам на длительное время.

Холинергические препараты
Исходя из предполагаемого патогенеза БА, дефицит ацетилхолина лежит в основе когнитивных нарушений и опосредует выраженность и характер клинических проявлений заболевания. В силу этого, холинергические препараты на настоящее время являются основной фармакотерапевтической группой, использующейся для симптоматического лечения БА [44]. Следует отметить, что эти препараты на ранних стадиях заболевания могут оказывать и патогенетический эффект, поскольку изначальная гибель нейронов базального ядра Мейнерта и сопутствующий холинергический дефицит опосредуют деафферентационную дегенерацию нейронов коры височно-теменно-затылочных отделов. Предполагается также и возможный нейропротективный эффект этих лекарственных средств, поскольку они могут оказывать опосредованное действие на амилоидогенез.

В основном на настоящий момент в лечении БА используются ингибиторы холинестеразы. Последнее поколение этих лекарственных средств отличается пролонгированным эффектом и может назначаться один (донепезил) или два (ривастигмин, галантамин) раза в сутки.
Один из современных холинергических препаратов для лечения БА – ривастигмин [42]. Действие препарата осуществляется через блокаду ацетилхолинестеразы и бутирилхолинестеразы – ферментов, разрушающих ацетилхолин в синаптическом пространстве. Период полувыведения препарата составляет около 12 часов, в силу чего он может назначаться дважды в сутки.

При начале лечения ривастигмином доза препарата должна подниматься постепенно для обеспечения лучшей переносимости препарата. Стандартной схемой является повышение дозы ривастигмина на 3 мг в сутки через каждые две недели. Минимальная суточная доза составляет 3 мг, максимальная – 12 мг. Как, правило, доза препарата поднимается до той поры, пока она хорошо переносится пациентами. Наиболее частыми побочными реакциями являются тошнота и рвота. Эти реакции обусловлены непосредственно холинергическим действием препарата, хотя, возможно, имеют и центральный генез. Препарат метаболизируется печенью и оказывает некоторое гепатотоксическое действие, в силу чего при лечении ривастигмином необходим контроль уровня печеночных трансаминаз в крови.
Лечение ривастигмином, как и другими холинергическими препаратами, должно осуществляться постоянно, поскольку внезапная отмена препарата может привести к резкому нарастанию когнитивного дефицита. Следует отметить, что положительный эффект препарата, несмотря на прогрессирование заболевания, сохраняется достаточно длительное время.
В настоящее время предполагается, что ривастигмин может быть эффективным не только при БА. В частности, при сосудистой деменции на фоне длительного применения данного препарата (12 месяцев и более) также отмечается положительный эффект в виде уменьшения выраженности когнитивных нарушений. Неизвестно, однако, являются ли описанные случаи «чистой» сосудистой деменцией или микстом сосудистой деменции и БА. С другой стороны, некоторые исследователи свидетельствуют, что ривастигмин, помимо холинергического действия, может оказывать и метаболический эффект в результате возрастания церебрального кровотока в лобных, височных и затылочных областях [43]. Таким образом, можно предположить, что ривастигмин оказывает положительное влияние на кровообращение головного мозга и, соответственно, может применяться при когнитивных нарушениях, развившихся в результате церебральной дисциркуляции.

Назначение ривастигмина обосновано и при других деменциях, сопровождающихся холинергическим дефицитом. Так, ривастигмин оказывает положительный эффект на когнитивные функции при деменции с тельцами Леви (ДТЛ) – нейродегенеративном заболевании, при котором дефицит ацетилхолина возможно, выражен даже несколько больше, чем при БА. Применение ривастигмина при ДТЛ приводит к уменьшению выраженности когнитивного дефицита, а также к уменьшению выраженности бреда и галлюцинаций. Указанный эффект может указывать на то, что в основе развития галлюцинаторного синдрома при ДТЛ лежит нарушение восприятия на фоне холинергического дефицита. Назначение ривастигмина при БА также приводит к уменьшению выраженности поведенческих нарушений и снижению выраженности таких симптомов, как бред, депрессия, агрессия или апатия.
Следует отметить, что на лечение ривастигмином, однако, отвечают не все пациенты БА. Так, в среднем терапевтический эффект отмечается у 40-50% пациентов. Возможно, отсутствие эффекта от назначения холинергических препаратов обусловлено генетической гетерогенностью БА. В любом случае, еще предстоит очертить тот спектр симптомов, который при БА достоверно поддается лечению холинергическими препаратами.

Заключение
Таким образом, наиболее правильной является комплексная терапия БА. Сочетанное применение средств, обладающих нейропротективным и холинергическим действием, позволит одновременно проводить коррекцию когнитивных нарушений и оказывать влияние на прогрессирование заболевания. Назначение гормональных и противовоспалительных препаратов также может быть оправданным для замедления прогрессирования заболевания, в особенности на ранних стадиях БА. Антиамилоидная стратегия и попытки патогенетического лечения БА представляются наиболее фундаментальными, однако пока еще находятся на уровне экспериментальных разработок. Тем, не менее, существующие результаты создают базу для оптимистического прогноза, что эффективное лечение БА может быть доступным, возможно, в самом недалеком будущем.

Литература
1.Коршунов А.М., Преображенская И.С./Программированная смерть клеток (апоптоз)//Неврологический журнал. - 1998. - N. 1. - C. 40-47.
2.Яхно Н.Н./Актуальные вопросы нейрогериатрии.//В : Н.Н.Яхно, И.В.Дамулин (ред): Достижения в нейрогериатрии. - Ч. 1, С. 9-29. - Москва, 1995.
3.Afagh A., Cummings B.J., Cribbs D.H., et al./Localization and cell association of C1q in Alzheimers disease brain.//Exp. Neurol. - 1996. - V. 138. - N. 1. - P. 22-32.
4. Alvarez X.A., Ruether E., Moessler H.. Efficacy of cerebrolysin in moderate to moderately severe Alzheimers disease. In: Research and practice in Alzheimers disease. – Volume 5. – Serdi Publishing (Paris). – Springer Publishing Company (NY). – 2001. – P. 179-186.
5.Anderson A.J., Pike C.J., Cotman C.W./Differential induction of immediate early gene proteins in cultured neurons by beta-amyloid (A beta): association of c-Jun with A beta-induced apoptosis./J. Neurochem. - 1995. - V. 65. - N. 4. - P. 1487-1498.
6.Banati R.B., Gehrmann J., Lannes-Vieira J., et al./Inflammatory reaction in experimental autoimmune encephalomyelitis (EAE) is accompanied by a microglial expression of the beta A4-amyloid precursor protein (APP).// Glia. - 1995. - V. 14. - N. 3. - P. 209-215.
7.Bertoni-Freddari C., Fattoretti P., Casoli T., et al./Deterioration threshold of synaptic morphology in aging and senile dementia of Alzheimers type.//Anal. Quant. Cytol. Histol. - 1996. - V. 18. - N. 3. - P. 209-213.
8.Bertoni-Freddari C., Fattoretti P.; Paoloni R., et al./Impaired dynamic morphology of cerebral mitochondria in physiological aging and Alzheimers disease.//Ann. NY Acad. Sci. - 1997. - V. 826. - P. 479-482.
9. Brodaty H., Sachdev P.S.. Drugs for the prevention and treatment of Alzheimers disease./Med. J. Aust. – 1997. – V. 167. – P. 8. – P. 447-449, 452.
10. Bullock R. New drugs for Alzheimers disease and other dementias./Br. J. Psychiatry. – 2002. – V. 180. – P. 135-139.
11. Danysz W., Parsons C.G., Quack G.. NMDA channel blockers: memantine and amino-alkylcyclohexanes – in vitro characterisation./Amino Acids. – 2000 – V. 19. – P. 167-172.
12.Deller T., Frotscher M., Nitsch R./Sprouting of crossed entorhinodentate fibers after a unilateral entorhinal lesion: anterograde tracing of fiber reorganization with Phaseolus vulgaris-leucoagglutinin (PHAL).//J. Comp. Neurol. - 1996. - V. 365. - N. 1. - P. 42-55.
13. Dogan A., Eras M.A., Raghavendra Rao V.A., et al. Protective effects of memantine against ischemia-reperfusion injury in spontaneously hypertensive rats. / Acta Neurochir. (Wien). – 1999. – V. 141. – P. 1107-1113.
14. Fisher G.H., Petrucelli L., Gardner C., et al./Mol. Chem. Neuropathol. - 1994. - V. 23. - NN. 2-3. - P. 115-124.
15.A. Fredriksson, W. Danysz, G. Quack, et al. Co-administration of memantine and amantadine with sub/ supratheshold doses of L-DOPA restores motor behaviour of MPTP-treated mice./ J. Neural. Transm. – 2001. – V. 108. – P. 167-187.
16. Galasko D. New approaches to diagnose and treat Alzheimers disease: a glimpse of the future./Clin. Geriatr. Med. – 2001. – V. 17. – N. 2. – P. 393-410.
17. Grundman M.. Current therapeutic advances in Alzheimers disease. In: Research and practice in Alzheimers disease. – Volume 5. – Serdi Publishing (Paris). – Springer Publishing Company (NY). – 2001. – P. 172-177.
18. Hesselink M.B., De Boer A.G., Breimer D.D., et al. Adaptations of NMDA and dopamine D2, but not of muscarinic recepors following 14 days administrations of uncompetitive NMDA receptors antagonists./ J. Neural. Transm. – 1999. – V. 106. – P. 409-421.
19. Hesselink M.B., De Boer A.G., Breimer D.D., et al. Dopamine release in the prefrontal cortex in response to memantine following sub-chronic NMDA-receptor blockade with memantine: a microdialysis study in rats. / J. Neural. Transm. – 1999. – V. 106. – P. 803-818.
20. Hirono N., Mega M.S., Dinov I.D., et al. Neuroimaging correlates of aggressive behavior in dementia patients. In: Research and practice in Alzheimers disease. – Volume 5. – Serdi Publishing (Paris). – Springer Publishing Company (NY). – 2001. – P. 17-23.
21. Iqbal K., Winblad B., Nishimura T., et al./Alzheimers disease: Biology, Diagnosis and Therapeutics.//Eds: John Willey & Sons Ltd, Baffins Lane, Chichester, West Sussex PO19 1UD, England. - 1997. - P. 831.
22. Jones M.W., McClean M., Parsons C.G., et al. The in vivo relevance of the varied channel-blocking properties of uncompetitive NMDA antagonists: tests on spinal neurones./Neuropharmacology. – 2001. – V. 41. – N. 1. – P. 50-61.
23. Jorm A.F.. Depression as a risk factor for dementia. In: Research and practice in Alzheimers disease. – Volume 5. – Serdi Publishing (Paris). – Springer Publishing Company (NY). – 2001. – P. 139-143.
24. Ksiezak-Reding H., Tracz E., Yang L.S., et al./Ultrastructural instability of paired helical filaments from corticobasal degeneration as examined by scanning transmission electron microscopy.//Am. J. Pathol. - 1996. - V. 149. - N. 2. - P. 639-651.
25. Lannfelt L., Basun H., Vigo-Pelfrey C., et al./Neurosci. Lett. - 1995. - V. 199. - N. 3. - P. 203-206.
26. Lannfelt L., Basun H., Wahlund L.O., et al./Nat. Med. - 1995. - V. 1. - N. 8. - P. 829-832.
27. Lehtimaki T., Pirttila T., Mehta P.D., et al./Hum. Genet. - 1995. - V. 95. - N. 1. - P. 39-42.
28. Lyketsos C.G., Breitner J.C.S.. Mental and behavioral disturbances in dementia: findeigs from the cache county study on memory in aging. In: Research and practice in Alzheimers disease. – Volume 5. – Serdi Publishing (Paris). – Springer Publishing Company (NY). – 2001. – P. 144-150.
29. Maat-Schieman M.L., Rozemuller A.J., van-Duinen S.G., et al./Microglia in diffuse plaques in hereditary cerebral hemorrhage with amyloidosis (Dutch). An immunohistochemical study.//J. Neuropathol. Exp. Neurol. - 1994. - V. 53. - N. 5. - P. 483-491.
30. Marvanova M., Lakso M., Pirhonen J., et al. E.
The neuroprotective agent memantine induces brain-derived neurotrophic factor and trkB receptor expression in rat brain./Mol. Cel. Neurosci. – 2001. – V. 18. – N. 3. – P. 247-258.
31. McKenzie J.E., Edwards R.J., Gentleman S.M., et al./A quantitative comparison of plaque types in Alzheimers disease and senile dementia of the Lewy body type.//Acta. Neuropathol. Berl. - 1996. - V. 91. - N. 5. - P. 526-529.
32. McRae A., Ling E.A., Polinsky R., et al./ Neuroscience. - 1995. - V. 41. - NN. 2-3. - P. 739-752.
33. Moran M.A., Mufson E.J., Gomez-Ramos P./Cholinesterases colocalize with sites of neurofibrillary degeneration in aged and Alzheimers brains.//Acta Neuropathol. Berl. -1994. - V. 87. - N. 3. - P. 284-292.
34. Mori H. Hosoda K., Matsubara E., et al./Neurosci. Lett. - 1995. - V. 186. - NN. 2-3. - P. 181-183.
35. Parsons C.G., Danysz W., Quack G.. Memantine and amino-alkylcyclohexanes MRZ-2579 are moderrate affinity uncompetitive NMDA receptor antagonists – in vitro characterisation./Amino Acids. – 2000 – V. 19. – P. 157-166.
36. Perlick D., Mattis S./Neuropsychological assessment in chronic care settings: potential utility and special considerations for evaluating dementia in the elderly.//Alzheimer Dis. Assoc. Disord. - 1994. - V. 8. - Suppl 1. - S 209-213.
37. Selden N., Geula C., Hersh L., et al./Human striatum: chemoarchitecture of the caudate nucleus, putamen and ventral striatum in health and Alzheimers disease.//Neuroscience. - 1994. - V. 60. - N. 3. - P. 621-636.
38. Small B.J., Fratiglioni L., Viitanen M. et al. Time course of preclinical cognitive deficits in Alzheimers disease. In: Research and practice in Alzheimers disease. – Volume 5. – Serdi Publishing (Paris). – Springer Publishing Company (NY). – 2001. – P. 29-34.
39. Smyth M.D., Cribbs D.H., Tenner A.J., et al./Neurobiol. Aging. - 1994. - V. 15. - N. 5. - P. 609-614.
40. Southwick P.C., Yamagata S.K., Echols C.L., et al./J. Neurochem. - 1996. - V. 66. - N. 1. - P. 259-265.
41. Su J.H., Anderson A.J., Cummings B.J., et al./Immunohistochemical evidence for apoptosis in Alzheimers disease.//Neuroreport. - 1994. - V. 5. - N. 18. - P. 2529-2533.
42. Vellas B., Messina J., Hartman R., et al. Multi-dimensionality of treatment benefits in Alzheimers disease: investigating the correlation between activities of daily living and cognition in patients treated with rivastigmine. In: Research and practice in Alzheimers disease. – Volume 5. – Serdi Publishing (Paris). – Springer Publishing Company (NY). – 2001. – P. 193-204.
43. Venneri A., Shanks M.F., Staff R.T., et al. Cerebral blood flow and cognitive responses to rivastigmine treatment in Alzheimers disease./Neuroreport. – 2002. – V. 13. – N. 1. – P. 83-87.
44. Wilkinson D. Drugs for treatment of Alzheimers disease./Int. J. Clin. Pract. – 2001. – V. 55. – N. 2. – P. 129-134.
45. Williams K.R., Pye V., Saunders A.M., et al./Apolipoprotein E uptake and low-density lipoprotein receptor-related protein expression by the NTera2/D1 cell line: a cell culture model of relevance for late-onset Alzheimers disease.//Neurobiol. Dis. - 1997. - V. 4. - N. 1. - P. 58-67.
46. Wu A., Derrico C.A., Hatem L., et al./Alzheimers amyloid-beta peptide inhibits sodium/calcium exchange measured in rat and human brain plasma membrane vesicles.//Neuroscience. - 1997. - V. 80. - N. 3. - P. 675-684.
47. Yanagisawa K., Ihara Y., Miyatake T./Neurosci. Lett. - 1992. - V. 144. - NN. 1-2. 43-45.

Для специалистов

Нарушения памяти в неврологии
Проблемы диагностики
Информация по препаратам
Принципы лечения деменции
Новости и события
Полезные ссылки
Вопросы и ответы
Адрес: 119021, г.Москва, ул.Россолимо, 11
Телефон: +7 903 136-05-74
Электронная почта: memory@memorylab.ru
Создание сайта — diafan.ru